Садик Бек - Упоминания в других статьях


всего найдено упоминаний этой статьи: 5
информация о статьеМухаммад Касим
К раннему периоду творчества художника (1590е −1605г) относятся произведения, в которых ощущается влияние старших мастеров — «Юноша в зеленом одеянии» (Кувейт, собрание Аль Сабаха), «Юноша с белой одеждой в руках», где видно влияние Садик Бека (Вашингтон, Галерея Саклера), «Юноша в куртке, отделанной мехом» (Лондон, Музей Виктории и Альберта), «Молодая женщина, курящая кальян» — лист из муракка (Стамбул, Топкапы Сарай), Молодая женщина в европейской одежде" (Лондон, Музей Виктории и Альберта). thumb|left|Мухаммад Касим. «Юноша с письмом». 1629 г. Библиотека дворца Гулистан, Тегеран. К среднему периоду (1605—1627) причисляют следующие работы: «Наказание ученика» (1605 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк), «Паж, держащий поднос с чашками» (Национальная библиотека, Париж), «Юноша, держащий лист со стихами» (Женева, собрание Садруддина Ага-хана), «Пожилой мужчина, наблюдающий за птицами, вьющими гнездо» (кон. 1620х — нач. 1630-х, Британский музей, Лондон), «Ночной пикник» (1620-25 гг., Британский музей, Лондон) — рисунок с подкраской, на котором, по предположениям исследователей, изображен внук Аббаса I Сам Мирза, в свои 19 лет, и «Шах Аббас, обнимающий пажа» (1627, Париж, Лувр). В этих работах нет светотеневой моделировки, как в произведениях поздних последователей Ризы йи-Аббаси — Мухаммада Замана и Али-Кули Джаббадара. thumb|Мухаммад Касим. Бриде, сжигающая себя на погребальном костре мужа. «Суз ва Гудаз» Мухаммада Ризы Нави. 1-я пол. XVII в. Бостон, МИИ. К позднему периоду (после 1627 года) относят рисунок «Юноша с ирисом» и лист из муракка «Юноша с письмом» (Тегеран, Библиотека Гулистан). Причем, в последнем рисунке текст письма содержит обращение к некоему господину с предложением своих услуг. Поскольку патрон Мухаммада Касима, шах Аббас I, в 1629 году скончался, у исследователей появилось предположение, что посредством этого рисунка художник искал себе нового покровителя. Все перечисленные работы имеют подпись художника. К этому позднему периоду относится также участие мастера в иллюстрировании нескольких рукописей, в частности виндзорского «Шахнаме» от 1648 года, двух сборников поэзии Хафиза «Диван» от 1640 года (Стамбул, Топкапы Сарай) и «Диван» от 1650 года (Дублин, Библиотека Честер Битти) и рукописи «Суз ва Гудаз» (Сгорающая и всепоглощающая) Мухаммада Ризы Нави, индийской поэмы, которая в Иране XVII века стала чрезвычайно популярной. Исследователи полагают, что в новом, построенном Аббасом II в 1647 году, дворце Чихиль Сутун («Сорок колонн») кисти Мухаммада Касима принадлежит часть росписей залов — его руке приписывают несколько отдельных фигур и групповых сцен. Кроме этих произведений его считают автором множества неподписанных рисунков.

информация о статьеРиза-йи-Аббаси
Риза родился в семье художника Али Асгара, работавшего при дворе шаха Исмаила II, однако точная дата его рождения неизвестна. Приблизительно в 1587 году Риза-йи-Аббаси был приглашен в художественную мастерскую шаха Аббаса I (правил в 1587-1629 гг.). Смена настоящего имени художника – Ага Риза на Риза Аббас, которое он принял в честь своего повелителя, вызвало в среде специалистов предположение, что это два разных мастера. И не только потому, что изменилось имя, но и потому, что его творчество за долгую жизнь претерпевало существенные перемены. В его рисунках первой половины 1590-х годов видно влияние художника Шейх Мухаммада, а в середине 1590-х годов он вырабатывает более динамичный и выразительный стиль. Для усиления динамичности Риза стал использовать линии разной толщины, что было новым в персидском искусстве рисования (хотя некоторые ученые приписывают это нововведение Садик Беку). Подобные особенности характерны для произведений Ризы-йи-Аббаси 1580-1590-х годов, среди которых есть несколько работ на отдельных листах, и четыре иллюстрации в книге «Шахнаме», которая создавалась по случаю вступления шаха Аббаса на трон, но не была закончена. Молодой художник не только показал великолепное мастерство в передаче фактуры тканей и меха, движения и индивидуальных особенностей, позировавших ему людей, но внес в репертуар персидской живописи новые темы, такие как полулежащая обнаженная женщина, и медитирующие шейхи. Рисунки Ризы 1590-х годов вызвали среди персидских художников волну подражания, что, впрочем, происходило практически во все периоды его творчества. К началу 1600-х годов, когда столицей Персии стал город Исфахан, стиль Ризы достиг зрелости, и отчасти утратил свою спонтанность. И хотя он по-прежнему портретировал придворных, самыми проникновенными произведениями в этот период были портреты простых людей, вроде "Портрета каллиграфа" из Британского музея. К 1600-м годам Риза отказался от рваной, «каллиграфической» линии рисунка, линия портрета всё чаще становится замкнутой. Около 1603 года Риза принял титул «Аббаси», который добавил к своему имени. Однако вскоре после этого он покинул придворную жизнь, забросил работы в шахской китабхане (мастерской), и стал общаться с разной публикой из низших социальных слоев, такой, например, как уличные борцы. Замечательная серия рисунков людей, страдающих среди дикой природы, датируется именно этим периодом (1603-1610 годы), и вероятно отражает смятенное состояние души художника, а также неприятие замкнутой жизни шахского двора.

информация о статьеПерсидская живопись
Согласно Садик Беку, автору трактата «Канон изображений», написанного в конце XVI века, самым подходящим для кисти был мех хвоста белки. Длинная шерсть персидской кошки также пользовалась успехом у художников. Рассортировав шерсть по длине, художник брал волоски только одинаковой длины, перевязывал их нитью, и протаскивал сквозь ствол птичьего пера, вытянув из узкого конца. Кисти были очень разнообразными: от толстых до тончайших.

информация о статьеПерсидская живопись
Новое возвышение персидского государства, и новый подъем персидской культуры связаны с воцарением династии Сефевидов (15011736). Основатель династии шах Исмаил I возводил свою родословную к шейху Сефи ад-Дину, основателю суфийского ордена в Ардебиле, ставшего к середине XV века богатым и влиятельным. Военные походы Исмаила были победоносными: c 1501 по 1508 год он разгромил туркменов Ак-Коюнлу, захватив все их владения, а также отвоевал западную Персию, и часть восточной Анатолии. Затем он одолел ненавистного Шейбани-хана. Но далее он совершил ошибку, поддержав восстание кызылбашей (1512 г.) против турецкого султана Баязида. Сын и наследник Баязида, Селим I, расправился с восстанием, и наказал сефевидов — с большой и хорошо вооруженной армией он вторгся в Азербайджан, и в 1514 году в битве на Чалдыранской равнине под Тебризом разгромил армию Исмаила, продемонстрировав полное техническое превосходство: турки, в отличие от персов, были оснащены огнестрельным оружием. Османы разграбили Тебриз, и увезли часть художников, а до того непобедимый Исмаил более никогда не участвовал в сражениях, хотя и продолжал поддерживать кызылбашей. С именем Исмаила I связывают процветание в персидской живописи так называемого «туркменского стиля», который отличали пышность фантастической природы и перенасыщенность миниатюр разными деталями. Лучший представитель этой манеры, художник Султан Мухаммед, совершенствовал свое искусство именно при шахе Исмаиле. Господствовавший стиль можно видеть в трех лучших манускриптах периода правления шаха Исмаила I — это «Хамсе» Низами, который был начат ещё во времена Байсонкура, но затем, побывав в собственности нескольких туркменских принцев, попал в руки одного из эмиров Исмаила, Наджм ад-Дина Масуда Заргара Рашти, который заказал к нему несколько миниатюр (1504-5гг); «Дастан-и Джамал у Джалал» (История Джамала и Джалал) Мухаммада Асафи, переписка текста которого была завершена в 1502-3 гг. в Герате, а 35 миниатюр добавлены с 1503 по 1505 год (но ни одной в гератском, бехзадовском стиле); и «Шахнаме» Фирдоуси, переписанное для шаха Исмаила, от которого известны только 4 миниатюры, причем три из них утеряны, а четвёртая, «Спящий Рустам», хранится ныне Британском музее, и приписывается Султану Мухаммеду. Настоящий расцвет живописи наступил во время правления наследника Исмаила, шаха Тахмаспа I, который был неравнодушен к искусству: он сам занимался каллиграфией и рисунком. Свое детство Тахмасп провел в Герате, но после скоропостижной смерти отца, был провозглашен шахом в возрасте ок.10 лет, и переехал в Тебриз. Вслед за ним туда уехали многие художники из гератской китабхане. Таким образом, в Тебризе произошло смешение гератского, «бехзадовского» стиля, особенностью которого была гармоничность и композиционная уравновешенность, с «туркменским» стилем тебризской живописной школы, склонной к пышности и чрезмерному украшательству. Тахмасп I не жалел денег на китабхане, и под его покровительством там собралось созвездие превосходных мастеров — Султан Мухаммед, Ага Мирек, Мир Сеид Али, Абд Ас Самад, Мир Мусаввир, Мирза Али и другие. К этому надо добавить то, что первые годы его правления художественными делами в государстве руководил прославленный Бехзад. Самым грандиозным книжным проектом было создание манускрипта «Шахнаме» в 1525-35 годах по заказу Тахмаспа. В книге было 742 крупноформатных страницы, 258 миниатюр во весь лист, и множество иллюминаций. Над нею работали все лучшие художники шахской китабхане. По своей грандиозности её можно сравнить только с «Шахнаме» времен ильханов, в иные века ничего подобного не создавалось. Миниатюры этой книги разнообразны по стилю; в них есть работы чисто тебризские по манере, есть чисто гератские, а есть смешанные. Следующий проект, рукопись «Хамсе» Низами, остался незавершенным (оставленные для миниатюр места в тексте были в 1675 году заполнены художником Мухаммадом Заманом), в нём было выполнено лишь 14 миниатюр, и все они представляют собой изысканные модификации миниатюр предшествовавшего «Шахнаме». В проекте были задействованы лучшие художники мастерской, включая Султана Мухаммеда. Кроме коллективных произведений — иллюстрированных манускриптов, художники в это время создавали множество произведений на отдельных листах. Как правило, это были портреты придворных, или идеализированные изображения принцев со слугами. К середине 1540х годов шах Тахмасп по каким-то причинам потерял интерес к живописи и каллиграфии. В это время могольский император-неудачник Хумаюн нашёл убежище при его дворе в Тебризе, и был очарован художниками местной китабхане. При отбытии в 1544 г. в Дели он пригласил в свою свиту Мир Мусаввира, Мир Сеида Али, и Абд ас Самада которые уехали с ним, и положили начало замечательной могольской живописной школе. Десятью годами раньше шах Тахмасп вряд ли расстался бы с ними так легко. Правление Тахмаспа было далеко не спокойным. С 1524 по 1537 год его армии пришлось отразить несколько узбекских нашествий. В 1535 году османы отняли у сефевидов Месопотамию и Багдад. Тахмаспу приходилось прибегать к тактике выжженной земли, чтобы останавливать продвижение турок-османов на восток: благодаря этому османы лишались корма, и их нашествия захлебывались. В 1554 году Тахмасп отразил ещё одно османское нападение, и когда в 1555 году ему удалось подписать с османами мирный Амасийский договор, его благодарность Аллаху не знала предела. Возможно, поэтому в 1556 году Тахмасп издал «Эдикт искреннего раскаяния», в котором объявил светское искусство вне закона на всей территории царства. Нельзя сказать, что это установление исполнялось повсеместно и твердо. Не уехавшие в Индию художники устроились при дворе племянника шаха, Султана Ибрагима Мирзы в Мешхеде, где тот губернаторствовал до 1564 года, и трудились над иллюстрированием «Хафт Ауранг» (Семь престолов) Джами. Даже после того, как шах Тахмасп понизил его в должности и перевел губернатором в небольшой городок Сабзавар, Ибрагим продолжал патронировать искусство. В 1550х годах шах перенес свою столицу подальше от границы с османами, в город Казвин, и отойдя впоследствии от крайностей своей политики в искусстве, создал там китабхане, из стен которой в 1573 году вышла рукопись «Гершаспнаме» Асади, стилем миниатюр похожая на произведения мешхедской мастерской Султана Ибрагима Мирзы. Особая живописная школа процветала в это время в Ширазе. Её художники творили в разных стилях, усваивая любые нововведения; в 1560-70х годах там ощущалось столичное влияние Казвина. В 1576 году Тахмасп I скончался. Это стало причиной периода нестабильности в государстве. Его наследник, шах Исмаил II (1576-77), был вторым сыном Тахмаспа, просидевшим до того почти 20 лет в тюрьме за неповиновение отцу. Пока он по очереди убивал и ослеплял своих пятерых братьев, кызылбаши поддерживали его, но после того как Исмаил перешёл к казням высших офицеров, подсунули ему отравленный опиум. Исмаилу наследовал полуслепой старший сын Тахмаспа Мухаммад Худабенде (ок.1577-88), который проводил жизнь в гареме, был безразличен к делам в государстве, так что почти всем в царстве заправляла его жена, пока не была задушена в результате заговора эмиров. В стране царили межплеменные распри и междоусобицы; оживились внешние враги. Всё кончилось тем, что Мухаммад отрекся от трона в пользу своего сына, принца Аббаса. Несмотря на свой мрачный нрав, Исмаил II продолжил патронаж китабхане. К краткому периоду его правления относится список «Шахнаме» (1576-77гг), незаконченный, и ныне разобранный на отдельные листы. Качество его миниатюр ниже, чем в «Шахнаме» Тахмаспа I. Композиции упрощены, тона ближе к пастельным. В проекте приняли участие некоторые бывшие художники Тахмаспа и Ибрагима Мирзы, в частности Али Асгар, отец будущей знаменитости Ризы-йи-Аббаси. Смерть Исмаила II в 1577 году нанесла удар по производству шахских манускриптов: наследовавший ему Мухаммад Худабенде был полуслеп, и в силу этого совершенно равнодушен к книжной миниатюре. За десятилетие правления этого шаха художники казвинской китабхане разъехались кто куда — часть в Индию и османскую Турцию, другие, как Хабибулла, Мухаммади, Али Асгар, Шейх Мухаммад и Садик Бек в Герат и Мешхед. При отсутствии крупных заказов художники в коммерческих целях всё больше рисовали на отдельных листах. Благодаря этому возникали новые художественные сюжеты, вроде сельских пастухов со стадом, придворных на пикнике, или музыкальных представлений на открытом воздухе, которые изображал Мухаммади. Рисунками активно занимались Шейх Мухаммад и Садик Бек, которому приписывается изобретение некоторых новшеств в искусстве рисования. Этот процесс способствовал созданию в Персии свободного художественного рынка, который в дальнейшем разрастался во всё большей мере. Воцарение Аббаса I (1587—1629) спасло страну от полного развала. Молодой, энергичный шах с удивительной последовательностью и методичностью устранял на своем пути всё, что мешало его полновластию и процветанию государства. Его сорокалетнее правление считается «золотым веком» в иранской истории. Первоначально не всегда успешный во внешних делах, он много усилий приложил для наведения внутреннего порядка и развития экономики, и только после накопления сил в начале XVII века отвоевал все земли, утраченные его отцом в войнах с османами. Своей столицей он сделал Исфахан, украсив его новыми роскошными зданиями. В 1590х годах портреты на отдельных листах, выполненные краской или в виде одноцветного рисунка, были по-прежнему в моде. Набор типажей стал более разнообразным, кроме придворных появились изображения шейхов и дервишей, людей за работой, и даже наложниц. С ростом благосостояния появился новый класс щёголей — модно одетых, праздно выглядящих молодых людей, чьи портреты были чем-то вроде современных «юношей с обложки», и собирались коллекционерами в альбомы-муракка. В это время продолжали работать Мухаммади и Садик Бек, однако более всех своим новаторством выделялся сын Али Асгара, молодой Риза-йи-Аббаси, который изобретал как новые сюжеты, так и новые способы их отображения. Его новинки тут же становились образцом для других художников, которые копировали их на свой манер. Риза принимал участие в иллюстрировании манускриптов, но больше всего прославился своими рисунками на отдельных листах. Его творчество охватывает большой период — с конца 1580х до 1635 года, и за это время он сменил несколько манер изображения. В начале XVII века в Иран приезжало всё больше европейцев, которые привозили с собой европейскую изобразительную продукцию — гравюры, иллюстрированные печатные книги, которые они продавали, или дарили своим персидским знакомым. Проникновение европейской художественной традиции в персидское искусство происходило несколькими путями. Шах Аббас I искал в Европе не только союзников против Османской империи, но и партнеров по торговле. Военный союз с Европой так и не состоялся, но английская и голландская Ост-индская компания основали в Иране текстильные предприятия, а европейцев — купцов, послов, священников, мастеровых можно было встретить уже не только в столице. Шах Аббас переселил в Персию огромное количество грузин, черкесов и армян. Армянам, таланты которых Аббас использовал для развития торговли шелком, он предоставил в Исфахане целый квартал — Новая Джульфа, где те на свои доходы от торговли между 1606 и 1728 гг. построили двадцать церквей, украшенных изразцами, фресками, и живописью по холсту и дереву. Таким образом, в XVII веке в столице Персии можно было видеть много живописи, основанной на европейских прототипах. Ещё одним источником проникновения европейских мотивов в персидское искусство была могольская живопись. Могольская миниатюра и живопись на отдельных листах поступала из Индии, где император Акбар I (1556—1605) осознанно внедрял мультикультурную идеологию, частью которой было свободное распространение европейской веры и искусства. Эта политика нашла выражение в проникновении европейских мотивов и художественных приемов в могольскую живопись.


всего найдено цитат на эту статью 5
Проект wiki-linki.ru основан на данных Wikipedia, доступной в соответствии с GNU Free Documentation License.